Мои книги

"Гибель профессора Чеснокова"
Это книга моих рассказов по-немецки. Издана в 2009-м году в Берлине издательством ПРО БИЗНЕС. Первый тираж 400 экз. 394 стр. Примерно треть текстов перевели переводчицы, две трети - я сам. Книга получила в Германии небольшую (в различных газетах и журналах напечатано шесть рецензий), но лестную для меня прессу.
На обложке - фрагмент триптиха Кранаха "Страшный суд" (копия триптиха Босха).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

"Меланхолия Дюрера глазами русского"
Это брошюра издана Союзом художников Германии в 2001-м году. Содержит различные эссе о искусстве Дюрера и другие тексты. 108 стр. Тираж 200 экз. На немецком языке.
На обложке - фото старого фонтана в Кемнице. Сейчас фонтан отреставрирован. И потому скучен. А тогда - в конце девяностых - выглядел как иллюстрация к Апокалипсису...
Под псевдонимом, звучащим по-немецки так: Игор Шестков-Эпштайн.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

"Вакханалия"

Это моя первая книга прозы, выпущенная на бывшей родине, в издательстве АЛЕТЕЙЯ. 2009-й год, 240 стр., 1000 экз. Скорее всего, эта книга будет и последней моей книгой, напечатанной в России. Никакой охоты печататься там у меня нет, и у российских издателей нет охоты печатать меня. Редкое единодушие!

На обложке - вовсе не вакханалия, а фрагмент рисунка Питера Брейгеля "Acedia" (Лень). Лень - мое любимое занятие - почиталась в средние века матерью остальных шести смертных грехов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

"Африка"

Это книга рассказов издана в издательстве "Литературный европеец" в Франкфурте-на-Майне в 2007-м году. К сожалению, в этой книге много опечаток. Я понадеялся на редакцию, она - на меня.
На обложке - мой любимый фаюмский портрет из пушкинского музея в Москве.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

"Алконост"

Это моя вторая книга, выпущенная издательством "Литературный европеец". 2008-й год. К сожалению и в этой книге много опечаток.
На обложке - лубочная картинка.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

"Меланхолия застоя"

Это моя первая небольшая (102 стр) книжечка прозы по-русски. Ее издал крохотным рекламным тиражом (забыл, то ли 100, то ли 200 экз) в Берлине Вячеслав Демидов в 2006 году. На обложке - гранитный шар на набережной Москвы-реки.

Эта книжечка осталась моей любимой публикацией по-русски. Она соответствует моему скромному дару и еще более скромному месту в русской литературе.
Мои рассказы не нужно читать десятками - можно прочитать штуки три, а через год еще три. Это не панорамы и не марафоны, не романы и не повести, не литература - это крохотные островки, связанные из живых словечек. Формально - из былого. На самом деле - плывущие вместе с рекой времени.
Дома отдыха для меланхолика.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

"Утконос"

Это первый том моего трехтомника, напечатанного издательством "Вольный стрелок" в Америке. 2010-й год, 360 стр. На обложке - Ленинский проспект, вокруг которого вилась моя московская жизнь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

"Аляска"

Это второй том моего трехтомника, напечатанного издательством "Вольный стрелок" в Америке. 2010-й год, 202 стр. На обложке - горные хребты на севере Канады, по пути к Северному полюсу. Снимал с самолета.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

"Солнце в футляре"

Это третий том моего трехтомника, напечатанного издательством "Вольный стрелок" в Америке. Содержание - эссе, заметки, очерки. 2010-й год, 202 стр. На обложке - рисунок Дюрера.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

"Душа саксонцев" или "Душа Саксонии"

Эта брошюра (44 стр) содержит мои тексты о саксонском скульпторе Петере Бройере (ум. 1541) и о современном саксонском художнике Михаиле Моргнере. Издана на средства министерства культуры Саксонии. Тираж 300 экз.
На обложке - графика Моргнера.
Под псевдонимом, звучащим по-немецки так: Игор Шестков-Эпштайн.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Этот цветной каталог (64 стр., 500 экз) моих графических работ издан Новой Саксонской Галереей в Кемнице в конце 1995-о года, к моему сорокалетию. Рядом с некоторыми картинками в книжке помещены мои "мистические" комментарии к ним. 

Каталог этот прочистил мне мозги. Полистав его, и поразмышляв, я пришел к выводу, что я не художник, что жизнь не удалась. Это было мучительно - 20 лет я рисовал и находил в этом единственную радость жизни. Что же, пришлось переключиться на другие радости. Через два года после выхода этого каталога я навсегда оставил "графику с претензиями". Это принесло облегчение. 
На обложке - моя подпись.
Под псевдонимом, звучащим по-немецки так: Игор Шестков-Эпштайн (поэтому S E).
Предисловие написал доктор искусствоведения Вернер Балларин. В нем он меня расхвалил до небес. И чем высокопарнее похвала, тем для меня горше.
Такова роль лжи - дураку приятно, а для поумневшего - это ад на земле. Каждое льстивое слово - удар бича...

 

 

 

"Развертывания"

Это небольшой (16 стр) каталог моей графики. Издан художественной группой "Латерне" в Кемнице в 1997-м году. На обложке - мой рисунок 1985-о года.
Под псевдонимом, звучащим по-немецки так: Игор Шестков-Эпштайн.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

"После танца"
И это небольшой (20 стр) каталог моей графики. Издан художественной группой "Латерне" в Кемнице в 1997-м году. На обложке - мой рисунок 1985-о года.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

"Голгофа Кранаха"

Эта брошюра издана Союзом художников Германии в Кемнице в 1998-м году. Содержит три эссе о работах графических Лукаса Кранаха, Карлфридриха Клауса и Зигфрида Отто-Хюттенгрюнда (последние два - саксонские графики, Клаус умер, Хюттенгрюнд - жив и работает). На немецком языке.
Под псевдонимом, звучащим по-немецки так: Игор Шестков-Эпштайн.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

"Фрагменты"
Эта брошюра издана в Кемнице в 1997-м году. Публикация галереи "Латерне". Я состоял тогда в одноименной группе художников. Содержит небольшие эссе об искусстве. На немецком языке. Под псевдонимом, звучащим по-немецки так: Игор Шестков-Эпштайн.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

"Вторжение" (2014)

В этой книге - одноименная повесть украшена иллюстрациями замечательного киевского графика Александра Гапея.   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Это "Вторжение" на немецком языке. Издано в 2015 году. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

"Фуражка для лемура" (2015) имеет подзаголовок - "Записки о графике и прозе Бруно Шульца". Автор, берлинский писатель-график пишет о дрогобычевском писателе-графике, убитом 73 года назад. Цитирует, обсуждает картинки, рефлектирует... отдает Шульцу должное, свободно беседуя с читателем. И одновременно - жадно адаптирует лексику Шульца, проникается и проникает, клеит новый текст-коллаж, совершает таинство рецепции... А затем с ужасом обнаруживает, что процесс проникновения не был односторонним. И понимает, что попал в зловещий Санаторий...    

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

"Кокосовые шарики" (2014)

Это пятый том моего собрания сочинений, выпускаемого издательством "Вольный стрелок". В книгу вошли новые рассказы и повесть "Вторжение". Тема этого текста - не столько война, сколько страшные ее последствия для человека, в данном случае моего лирического героя. Насилие буквально выкидывает его в параллельные миры... Там начинаются мытарства. Сможет ли он возвратиться в реал, в себя - непонятно. 

Ключевым в сборнике является рассказ, давший название книге. Он демонстритрует фиктивную природу многочисленных драматических транс-регрессий, рассыпанных в моих рассказах.   

На первой странице обложки - иллюстрация к рассказу "Летящий мертвец", на второй - к рассказу "Портрет". Сам нацарапал, вспомнил детство.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

"Гибель профессора Чеснокова". Это малотиражное, подарочное издание. В нем воспроизведен только один рассказ (во втором варианте - два), зато с иллюстрациями Зигфрида Отто Хюттенгрунда.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Шестков в книге «НЛО в Берлине» так определяет продукт своего творчества: «Текст – это словесный сад, или пустырь, или город, или целый континент. Место, где нас вроде бы и нет, но мы есть… где все возможно, и все позволено. Перекресток миров. Монада, теплица, роддом, в котором непрерывно рождается новая жизнь. Там подсознательное вливается в сознательное. А надоевшая нам рутина предстает в своем истинном, потустороннем обличье.  Там автор постоянно создает персонажа, а персонаж – автора». Для того, чтобы показать это самое «истинное, потустороннее обличье» рутинной жизни эмигранта Шестков последовательно разрушает не только три классических литературных единства, но и «единства» персонажа, автора и самого «предложения», которое трактует именно как одно из предлагаемых путей для развития сюжета. Результатом такого подхода является однако не мешанина из реальных и ирреальных событий, происходящая непонятно для чего, неизвестно где и когда и неизвестно с кем, а кристально ясная, глубоко прочувствованная проза, полная захватывающих метафизических приключений, насыщенная драматическими событиями и неожиданными метаморфозами…       

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

"Загадочный сосед". (2013)

Эта четвертый том из моего собрания сочинений, выпускаемого добрейшим Сергеем Юрьененом в Нью-Йорке. Иллюстрации на обложке - моего друга Зигфрида Отто Хюттенгрунда. Из цикла "Пляски смерти". Немножко мрачновато... но не более мрачно, чем "обычная жизнь"...  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Это двухтомное издание моих рассказов и два дополнительных тома к нему. 










































































АУДИОКНИГИ

В сентябре 2015 года я начал читать мои тексты перед микрофоном. В Берлине, дома. Одновременно, в далеком сибирском Омске то же самое начал делать мой друг, Виктор Корб. Результатом нашей совместной четырехмесячной работы стали аудиокниги, CD с файлами в формате MP3. Некоторые диски я вклеил в еще имеющиеся у меня книги. Другие начал распространять как самостоятельные аудиокниги. 

Этот проект - для меня эксперимент. Технически записи конечно несовершенны. Но ни я, ни Виктор и не пытались конкурировать с профессионально записанными знаменитыми актерами студийными аудио-продуктами. Мы хотели, тем не менее, добиться ясного хорошего звучания текстов, что нам к сожалению не всегда удавалось...

 

Привожу здесь запись в ЖЖ Корба, которую я сделал в январе 2015:

Это последний мой рассказ, прочитанный Виктором Корбом.

Тяжелый и страшный рассказ о судьбе "простого советского человека" (кстати - "простой человек" несмотря на его "простоту" - в тысячу раз сложнее любого литературного героя... мысль эта не моя, к сожалению).

Еще не знаю, возобновится ли наше сотрудничество или на этом закончится.

Хорошенького - увы - понемножку!

Жизнь не часто делает подарки и требовать от нее слишком многого - неразумно.

Я предложил Виктору почитать мои рассказы, по двум причинам: 

- мне хотелось, чтобы мои тексты прочитал современный житель России, чтобы по его интонациям понять - воспринимает ли он мою прозу, сопереживает ли ее героям... или я в эмиграции настолько "оторвался" от русской жизни, что моя писанина никого на родине не трогает и никому не интересна....

- кроме того, мне хотелось услышать хорошо озвученные тексты, чтобы самому в них - с ними разобраться, понять, увидеть-услышать слабости, недостатки...

Обе эти цели - говоря языком путинской России - были чтением Корба поражены.

Кратко формулируя: Корб мою прозу глубоко понял и прочувствовал. И великолепно прочитал. Достойно, рельефно...

Недостатков и слабостей в текстах я заметил не так уж много - но достаточно для того, чтобы серьезно подумать о том, как улучшить прозу.

За все это - дорогому Виктору большое спасибо.

Игорь Шестков

Берлин, январь 2016

 

 

И его ответ:

Корб читает Шесткова

Январь 7th, 2016

Последние тридцать пять лет я очень мало читаю. Большую часть хорошей литературы я прочитал еще в школьном возрасте, что вкупе с неплохим художественным и музыкальным (только как слушателя, увы) образованием позволило мне рано сформировать весьма насыщенное и целостное восприятие мира. В дальнейшем я лишь изредка пополнял эту копилку - преимущественно по рекомендациям и при наличии условно свободного времени.

С Игорем Шестковым я познакомился в 2013 году как с одним из ярких подписантов обращения в защиту узника совести Бориса Стомахина, обратив внимание на его развернутые комментарии на “Патриофиле” и на “Гранях”. На некоторое время я даже убедил его войти в Международный комитет защиты Стомахина, под эгидой и при минимальном содействии которого Игорь сделал значимый проект - подготовил и издал небольшим тиражом избранные материалы из тюремной переписки Бориса. В ходе подготовки этого издания у нас установились вполне доверительные отношения. Но я так и не прочитал ни одного его произведения. Поэтому вопрос-предложение о сотрудничестве в создании аудио-книг по его рассказам, прозвучавший осенью 2015, был совершенно неожиданным и воспринимался как чудо…

Точности ради стоит сказать, что это предложение было сделано в ответ на мое мини-объявление об услугах с использованием моего "чарующего бархатного баритона". Чудом оно казалось, потому что было сделано именно в тот момент, когда я очень нуждался в любом знаке востребованности - тем более в таком, о котором давно мечтал. Профессиональная работа с текстом сильно отличается от обычного читательского взаимодействия с ним. И этот мой опыт, не лишенный своеобразного драматизма, я, наверное, попробую как-нибудь оформить в виде рассказа “Корб читает Шесткова“. А сейчас ограничусь лишь небольшим резюме моего впечатления от шестковских текстов.

Проза Игоря Шесткова - это настоящая литература. Ее недооцененность объясняется малой известностью, что неудивительно для писателя-эмигранта, пишущего преимущественно по-русски и о русском. Но для меня очевидно, что его лучшие произведения должны быть прочитаны (или услышаны) каждым образованным человеком, не желающим мириться с ограниченностью и неполнотой своего мировоззрения.

Уникальный шестковский стиль дает точное представление о сути художественного текста. Он явным образом наследует немецкому мистицизму и русскому метафоризму. В нем видится графичная живопись Брейгеля и слышится говорящая музыка Малера. Но главное - он безгранично, безудержно живой и жизнеутверждающий, несмотря на то, что лейтмотивом его является смерть во всех своих воплощениях…

Непременно почитайте. Или хотя бы послушайте.

 

  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Это уже официальная публикация, с ISBN.

Некоммерческая. Только для библиотек и для подарков значительным и мало значительным лицам.   

Что находится "Между июнем и Берлином"?

Какая такая черная дыра?

Какой континент?

Прореха в причинно-следственном континууме?

Санаторий для литературных двойников?

Локальный ад или чистилище для некогерентных смыслов?

Или - метафизический дом автора? 

Чтобы это понять, нужно послушать тексты! 

____________________________________________________________

А послушать их можно и на youtube - для этого необходимо в поисковом окошке написать

Игорь Шестков...